gototopgototop
События
Патриарший Успенский собор Московского Кремля
Авторизация



Строительство Храма
История строительства Храма
Храм в Яковлевке
Храм Богоприимца Симеона и Пророчицы Анны
БФ "Благо-Вита"
Благотворительный фонд Благо-Вита
Баннер
(На данный момент в разработке)
Икона Блаженной Матушки Матроны Московской
Икона Блаженной Матушки Матроны Московской
Медицинские  беседы св.митр.Серафима (Чичагова)

Медицинские беседы св. митр. Серафима (Чичагова) Том I, Том II

Начни день с милосердия!
Баннер

PostHeaderIcon Валерий Правдин: «Если мы хотим жить в процветающей стране, мы должны возродить в ней исторические традиции благотворительности»

В нашем обществе уже давно сложился весьма негативный стереотип верующего человека, как некоего инфантильного маргинала, боящегося и ненавидящего современное общество, бегущего от него в «пензенскую пещеру» или куда-то ещё – лишь бы не брать ответственность за себя, за свою семью, за свою страну...

Информацию о том, что этот человек на протяжении многих лет ежемесячно оказывает весьма ощутимую финансовую помощь семьям погибших священников, я получила совершенно случайно. Оказалось, что для этой цели он создал специальный благотворительный фонд, о котором я никогда не слышала.

С другой стороны, я не особо-то и надеялась удовлетворить своё журналистское любопытство – сегодня на контакт с прессой в подобных случаях идут единицы.

К счастью, Валерий Валентинович встретиться  великодушно согласился.

Итак, о благотворительности в современной Украине мы беседуем с руководителем общественного Движения «За веру, семью и Отечество» Валерием Правдиным.

 

Регина Войтенко: Я давно  мечтала встретиться с человеком, который занимается благотворительностью в такой стране, как наша, чтобы задать ему, возможно, очень глупый вопрос: «Зачем Вам это надо?», и получить на этот вопрос честный ответ.

Я знаю, что Вы, Валерий Валентинович, регулярно оказываете помощь онкобольным детям,  участвуете в судьбах многих людей, помогаете храмам, оказываете бесплатную медицинскую помощь. Также мне известно о том, что Вы обратились с письмом в Харьковскую епархию о получении благословения на реализацию программ оказания помощи малообеспеченным многодетным православным семьям и помощи для лечения священнослужителей и их семей. И вдруг оказалось, что Вы помогаете ещё и семьям погибших священнослужителей харьковского региона.

Валерий Правдин: Но это – моя работа, Регина. Что Вас так удивляет?

Регина Войтенко: Удивляет то, что участвуя в таком количестве благотворительных проектов, Вы, в то же время, – не депутат, не политик, участвовать в выборах, как я понимаю, не собираетесь, на своей благотворительности нигде и никак не пиаритесь.

Так что, уж простите за мой журналистский цинизм, но… невольно думается: в чём тут подвох?

Валерий Правдин: Сегодня в любом поступке большинство людей ищет некий тайный смысл, подтекст: «Детям-сиротам помогаешь? Значит, в депутаты собрался. Театр спонсируешь? Не иначе как среди актрис подругу завел» и тому подобное.

Р.В.: То есть, в Ваших поступках – никаких подтекстов…

В.П.: В моих поступках есть определённые мотивы. Например, я хочу инициировать общенациональное Движение по возрождению благотворительности в традиционном для нашей стране ключе. Я подчёркиваю: традиционном.

Р.В.: ???

В.П.: Ну вот смотрите. Существуют различные школы менеджмента (т.е. искусства управления): американские, японские и т.д.

Однако человеку с нашим славянским менталитетом приемлем совершенно другой подход, фундаментом которого является наша принадлежность к православным традициям – в культурно-историческом аспекте.

Поэтому для нашей страны традиционна и экономическая модель, основанная на православной этике.

Р.В.: Не хотите ли Вы сказать, что бизнес должен стать религиозно мотивированным?

В.П.: Вы прекрасно сформулировали вопрос, Регина. Дело в том, что традиционно он таким и был в нашей стране на протяжении многих столетий. И благодаря именно этому Россия к началу Первой мировой войны вошла в пятёрку самых экономически развитых мировых держав.

Р.В.: Никогда не связывала это с религией...

В.П.: А Вы никогда не задумывались над тем, что такие вещи, как бизнес и непосредственно связанная с ним благотворительность, имеют глубокие исторические корни, которые восходят ко времени становления и развития нашего государства?

Поясню.

Благотворительность, как таковая, была неведома для общественного сознания дохристианской Руси. И только лишь с принятием христианства русские славяне открыли для себя мир высоких нравственных ценностей любви и сострадания к ближнему, научилось соединять молитву с добрыми делами и милостыней.

Когда князь Владимир проникся духом христианства, он велел раздавать еду и воду из княжеской казны, а тем, кто не мог сам дойти до княжеского двора, тому милостыню возили специальные телеги.

Великий князь Ярослав Владимирович, вступивший на престол в 1016 году, внёс в Церковный и Земский уставы специальные разделы, связанные с благотворительностью. Благотворительные традиции Ярослава продолжили его сыновья Изяслав и Всеволод. Активно помогал неимущим и недужным сын Всеволода и внук Ярослава князь Владимир Мономах. Сестра Владимира Мономаха Анна открыла в Киеве женское училище для всех сословий и содержала его на собственные средства.

Именно эта христианская идея милосердия прочно объединяла всех русских людей – независимо от их социального положения. Для наших предков благотворительность являлась своего рода священным ритуалом, обычаем, традицией, нормой поведения. Если хотите, благотворительность воспринималась как необходимое условие личного нравственного здоровья: т.е. она была больше нужна самому благотворителю, чем тому, кому он благотворил.

Р.В.: Я слышала такую древнюю поговорку: «В рай входят милостыней»…

В.П.: Совершенно верно! Древнерусский благотворитель совершенно не думал о том, что своим добрым делом он каким-то образом поднимает уровень общественного благосостояния. Но он думал о том, КАК с помощью милостыни поднять уровень собственного духовного совершенствования.

И раз уж Вы привели эту древнюю поговорку, приведу ещё одну: «Нищий богатым питается, а богатый молитвой нищего спасается».

Р.В.: «Люди Божьи!» - ведь так на Руси называли тех, кто живёт подаянием. Т.е. всяких калек, юродивых…

В.П.: Совершенно верно! На протяжении многих веков именно так обывательское сознание и воспринимало людей бедных, увечных, тяжко болящих. И посредством милостыни обыватель как бы приобщался к великому таинству божественной любви, потому как с детства был воспитан на евангельской заповеди: «Будьте милосердны, как милосерден Отец Небесный». И поскольку благотворительность была в крови каждого русского человека и нищим подавали представители всех сословий, то каждый тем самым – обратите внимание: каждый! – вносил свою посильную лепту в создание общей атмосферы сострадания и взаимопомощи.

Р.В.: Я слышала, что благотворительность в царской России велась на государственном уровне.

В.П.: Да, это так. В царской России со временем появилась система так называемого «государственного призрения» – от славянского слова «призирать», т.е. «обращать внимание». И создаваться эта система началось практически сразу после преодоления на Руси великой смуты и воцарения династии Романовых в 1613 году.

Началось активное и повсеместное строительство богаделен,  сиротских домов, больниц, школ для бедных, приютов для незаконнорожденных детей и т.п. Более того, появилось ряд царских указов о том, что помощь общества в деле благотворительности  должна быть не только добровольной, но и обязательной.

Р.В.: А Вам не кажется, что столь активная и, скажем так, неразборчивая помощь, приводила к появлению огромного количества профессиональных нищих? Ведь получать милостыню намного легче, чем трудиться!

В.П.: Знаете, изучая этот вопрос, вот что выяснилось. Оказывается, при Петре Первом были приняты весьма жёсткие меры по урегулированию благотворительной деятельности – причём, как частной, так и государственной. При различных благотворительных учреждениях были созданы специальные комиссии, которые определяли помощь нуждающимся в соответствии с их реальными нуждами, а за тунеядство, попытки попрошайничать при наличии здоровья, т.е. вот тех самых «профессиональных нищих», о которых Вы говорите, царский указ повелевал бить кнутом и приговаривать к каторжным работам.

Р.В.: Жестоко…

В.П.: Ну, я бы сказал, разумно. Ведь все эти меры Петра Великого были направлены на то, чтобы создать разумное отношение к нуждающимся, различать их по нуждам и по причинам нищеты и, в конечном счёте, установить способы и виды помощи.

А вот в неразборчивой милостыне царь Пётр видел зло, с которым нужно бороться.

Р.В.: И всё-таки остаётся удивительным и непостижимым: почему русские купцы и фабриканты тратили огромные суммы, образно говоря, «в песок», совершенно не думая о финансовой выгоде?

В.П.: Дело в том, что русское меценатство – это настоящее явление в истории не только России. Русское купечество – это мировой феномен, не имеющий аналогов. Именно благодаря русским купцам и предпринимателям культура и наука нашей страны поднялись на невиданную высоту.

Об этом не очень охотно вспоминали в недалеком прошлом, поскольку советская система методично стирала в народном сознании дореволюционные духовные традиции и вырабатывала для нашего сознания совсем иные стереотипы.

Р.В.: Насколько я знаю, советский агитпроп представлял купца и предпринимателя в качестве кровососа и эксплуататора рабочего класса и крестьянства?

В.П.: Деятельность многих купцов и предпринимателей – как людей, жертвующих личные деньги на нужды образования, искусства, для больниц, приютов явно выбивалась из стереотипов, создаваемых для подрастающего советского поколения – идеология пролетарской революции не допускала никаких форм благотворительности. Все средства общественных и частных благотворительных организаций в короткие сроки были национализированы, их имущество передано государству, а сами организации упразднены специальными декретами.

Р.В.: А средства, надо полагать, были немалыми…

В.П.: Приведу всего несколько цифр.

К началу 1910 года в России насчитывалось свыше десяти тысяч (!) благотворительных организаций. Представьте себе это количество. При этом известно, что только половина из них владело капиталами в размере 240 миллионов рублей. Царских рублей! Причём только 25 % всего бюджета русской благотворительности образовывалось за счет средств казны. Остальные 75% составляли частные пожертвования. На эти пожертвованные деньги было сооружено пять тысяч церквей, среди которых особое место занимает Храм Христа Спасителя в Москве, сооруженный в память избавления России от наполеоновского нашествия.

Вот каково было самосознание русского человека до Октябрьского переворота 1917 года!

Р.В.: Мне кажется, что за последние десятилетия произошло полное переформатирование общественного сознания и прошлого уже не вернуть. Как Вам кажется?

В.П.: С одной стороны, Вы правы – духовная преемственность поколений давно прервалась, и сознание наших современников кардинально отличается от сознания их прадедов.

Но, с другой стороны, не стоит забывать о том, что Господь наделил нашу землю  уникальными природными богатствами. И всё это Господь может отобрать, если мы начнем транжирить это данное Богом достояние.

И тут – особый спрос с тех, кто всё понимает, знает и многое может.

Р.В.: Это Вы кого имеете ввиду?

В.П.: Деловых людей.

Р.В.: ???

В.П.: А чему Вы так удивляетесь? Деловые люди – это костяк общества. От них, в первую очередь, зависит – будет ли это общество процветать или оно станет загнивать. От мировоззрения деловых людей зависит поведение огромного количества людей. Если люди видят, что деловая элита страны думает только о себе и занимается банальным воровством, то этим же, только на своём уровне, начинают заниматься и рядовые граждане – каждый на своём месте. Как сказал один из персонажей известного фильма Михалкова: «мы все – в одной обойме»!

Мы просто не подозреваем – до какой же степени мы зависим друг от друга! Вот по этой причине я и хочу призвать наших отечественных бизнесменов любого уровня строить свою деловую жизнь на основе православной этики.

Понимаю, звучит это очень высоко, но если не ставить серьезных, высоких задач, то нельзя решить вообще никаких.

Р.В.: А какие конкретно задачи Вы имеете в виду?

В.П.: В первую очередь, речь идёт о воплощении идеи христианской экономики.

Р.В.: Это возможно?

В.П.: Скажу больше – это необходимо. И речь тут идёт не о какой-то особенной «православной экономике».

Совершенно очевидно, что никакой альтернативы рыночной экономике нет – экономические законы объективны. Но весь вопрос в том, какая модель рыночной экономики будет реализована в нашей стране – промышленно-технологическая или компадорски-сырьевая.

Р.В.: Компадорско-сырьевая – это….?

В.П.: Это когда вся национальная экономика строится не на производстве, а на проедании национальных природных ресурсов.

Совершенно тупиковый путь.

Так вот православные люди могут и должны привнести свою этику в рыночную экономику. Тогда именно религиозная мотивация станет стимулом для достижения социальной справедливости и бережного отношения не только к природным ресурсам, но и друг к другу, и к стране.

Р.В.: То есть в рыночную экономику Вы предлагаете привнести православные ценности? Звучит весьма эфемерно…

В.П.: А что тут эфемерного? Разве эфемерно появление православно ориентированного экономического класса? То есть верующих церковных людей, которые стали бизнесменами?

Таких людей немало уже сейчас, просто они – разрознены. Но каждый из них, на своём месте, без всякого пиара, делает очень многое. Именно усилиями этих людей сейчас реставрируются старые и строятся новые храмы, реализуются всевозможные просветительские проекты,  издаются книги, снимаются фильмы и телепрограммы,  финансируется деятельность общественных движений и организаций патриотической и православной направленности.

А большинство из них просто помогает нуждающимся соотечественникам. Именно этими людьми сегодня создаются начатки общественной благотворительности и меценатства. Эти люди о многом задумываются, им присущ, скажем так, «общественный инстинкт». Для них очень большое значение имеет общее благо, общественная значимость их работы. Такой человек не мыслит себя вне течения общественной жизни, вне общих интересов.

Таких предпринимателей сейчас довольно много. Другое дело – не у всех из них есть возможность широко развернуться в сфере благотворительности.

Р.В.: И всё же, в обывательском сознании бизнес и вера представляются чем-то несовместимым. Ведь и в Евангелии сказано, что нельзя одновременно и Богу служить, и Мамоне.

В.П.: Знаете, Регина, на самом деле, главным заблуждением наших дней является сложившийся в обществе образ православного христианина как инфантильного маргинала, боящегося и ненавидящего современное общество, бегущего от него в «пензенскую пещеру» или куда-то ещё – лишь бы не брать ответственность за себя, за свою семью, за свою страну.

Так вот, я считаю, что сейчас нужно объединяться тем деловым людям, которые, в отличие от олигархов 1990-х годов, не паразитировали на своей стране и её природных ресурсах, а сделали себя сами. Это – образованный и ответственный класс людей, которые понимают, что без нравственных ценностей общество не выживет. Причём, не выживет любое общество: и богатое, и бедное.

Уж мы-то знаем, КАК бедные люди звереют от нищеты, и как богатые теряют человеческий облик из-за денег.

Р.В.: Значит, православный человек должен быть успешным?

В.П.: А как иначе! Он не просто должен быть успешным – он просто обязан таковым быть!

Только сильный во всех отношениях человек может заботиться о слабых. Поэтому и Церкви, и государству нужны сейчас сильные, успешные люди.

Сегодня в храмах, и особенно в воскресных школах, в православных гимназиях, должна постоянно звучать проповедь того, что православный христианин может и должен быть успешным в экономике, культурной и общественной жизни, что православный христианин должен быть сильным, свободным и нравственно ответственным человеком. И в нашей истории есть просто замечательные примеры таких людей.

Р.В.: Например?

В.П.: Минин и Пожарский. Они единственные, кому благодарные потомки поставили памятник на главной площади страны. Для нас они – живые примеры на все времена.

Вспоминайте историю Смутного времени начала XVII в. Царь Василий Шуйский низложен боярами, которые впускают в Москву поляков, и те становятся полноправными хозяевами первопрестольной.

То же самое происходит и в северной столице России – новгородские бояре открывают полякам ворота Новгорода. Богатейший город разграблен. Да и Москвы, как таковой, уже нет – поляки её сжигают. Остаётся лишь Китай-город да Кремль.

Патриарха Гермогена поляки посадили в темницу и уморили голодом. На русской земле царит полное безвластие. Повсюду – грабежи и разбой. Кажется, что это уже полный крах. Но ситуацию ещё можно спасти – для спасения Отчизны нужны только люди и деньги, чтобы набрать ополченцев, сформировать воинские подразделения и двигаться к Москве.

И вот появляется обычный нижегородский купец Козьма Минин, который обращается с призывом к нижегородскому купечеству. Но те остаются глухими к его призывам. И тогда Минин с выборными гражданами идёт по богатым домам и берёт силой жён и детей. Всех их выставляют на продажу в холопы. И вот тогда мужья и отцы идут в огороды, выкопавают кубышки с золотом и выкупают своих родных обратно. Так были собраны деньги на войско Дмитрия Михайловича Пожарского, которое взяло штурмом Китай-город, а потом и Кремль.

То есть два простых человека – обычный купец средней руки Козьма Минин и обычный русский воевода Дмитрий Пожарский спасли русскую землю от захватчиков, заручившись поддержкой всего русского народа. И я уверен, что нам и сейчас нужно воспитывать, нужно искать мининых и пожарских. Если мы хотим преодолеть нынешнюю смуту – нужны православные лидеры, которых поддержали бы представители всех социальных слоёв.

Р.В.: А есть ли примеры в российской истории, свидетельствующие о попытках реализовать православное мировоззрение в экономической деятельности?

В.П.: Примеров – тысячи. Перечень имен российских меценатов очень широк, поэтому невозможно упомянуть всех русских купцов и промышленников, вкладывавших (а лучшее слово – инвестировавших) личные средства в науку, искусство, в другие сферы – совершенно не думая о прибыли.

Нам остается только удивляться, как только «бизнесмены» рубежа конца XIX – начала ХХ вв. успевали заниматься делами бизнеса и меценатством, памятуя о том, что «рука дающего не оскудеет».

Вместе с тем, необходимо помнить, что меценатством занимались люди совершенно различные по складу характера, но ставившие перед собой единую цель – процветание России. Благотворительность в царской России была масштабным общественным явлением.

В среде состоятельных промышленников и богатых купцов было модно вкладывать деньги в развитие культуры и искусства. Музеи, библиотеки, школы, картинные галереи, выставки – вот спектр благотворительной деятельности русских меценатов, фамилии которых навсегда вошли в историю России: Третьяковы, Мамонтовы, Бахрушины, Морозовы, Прохоровы, Щукины, Найденовы, Боткины и многие другие.

Кстати!

В XIX веке благотворительностью и меценатством занимались не только богачи-миллионеры, но и – что удивительно – простые чиновники, мещане, ученые.

Конечно, их вклад по сравнению с Мамонтовыми, Щукиными и Морозовыми был невелик, но нельзя забывать, что эти люди отдавали своей стране многое из того немногого, что имели.

Вспомнить хотя бы дивную историю Порт-Артурской иконы Божией Матери. Её появление связано с одним из последних участников обороны Севастополя в войне 1855 года.

Когда-то этот моряк плавал под начальством Нахимова, был тяжело ранен и чудом остался жив. И во исполнение данного Богу обещания, он пришёл в Киев – поклониться мощам угодников Печерских. И там, в одну из ночей он удостоился посещения Пресвятой Богородицы, которая рассказала ему о том, что России предстоит тяжёлая война на Дальнем Востоке. В Лавре к рассказу героя-севастопольца отнеслись с недоверием, но в ночь на 26 января 1904 года японские миноносцы напали на русские корабли в Порт-Артуре, и началась кровопролитная Русско-японская война…

Вспомнив о чудном явлении Богородицы, в Киеве начали сбор средств для написания образа Порт-Артурской иконы Божьей Матери. И уже в первый день число жертвователей достигло нескольких сотен! И тогда было решено – дабы соблюсти между жертвователями равенство, в дальнейшем принимать от каждого лица ровно по пять копеек. И когда количество жертвенных пятаков достигло 10 000, сбор был прекращён.

Написание образа доверили известному киевскому живописцу Штронде, но он отказался от гонорара, и пожертвования были потрачены только на необходимые материалы.

А вообще, XX век дал нам поразительные примеры подлинно христианской экономики.

Например, архиепископ Антоний (Храповицкий) – великий русский богослов, будучи ещё Волынским архиепископом, учредил при Почаевской лавре банк, который выдавал малороссийским крестьянам подъемные кредиты и вывел миллионы малороссийских крестьян из-под экономической зависимости от финансово сильных диаспор, сделал Волынь зоной процветания и политической стабильности.

Кстати, без благословения почаевских духовников ни один кандидат в крае не мог попасть в Государственную Думу России! И при этом – никаких правых и левых экстремистов в области не было, а просветительская работа была огромной – тираж «Почаевских листков» превышал два миллиона в месяц!

Другой пример – наш великий православный святой Серафим Вырицкий, который до пострижения в монахи был крупнейшим меховым торговцем России. Он создал общество кредита на доверии, где сделки заключались без бумаг. При этом он достойнейшим образом оплачивал труд своих работников и кормил тысячи нищих Петербурга.

Кстати, согласно Священному Писанию невыплата зарплаты работнику есть тяжкий грех. Об этом многие современные руководители даже не подозревают. Поэтому, если бы православная христианская этика влияла на национальную экономическую жизнь, то людям бы жилось намного спокойнее и легче.

Р.В.: Надо же! Я думаю, что сейчас всё это должно быть очень востребовано...

В.П.: Безусловно. Это востребовано всегда и во все века. Причём, востребовано той частью экономической и политической элиты, которая понимает, что отсутствие православной этики в экономике, «волчьи законы», которые в ней сейчас царят, рано или поздно уничтожат и саму эту элиту.

Только если деловые люди осознают это и начнут применять в своей деятельности опыт православных предпринимателей прошлого, то они со временем смогут создать в нашей стране сильную и процветающую экономическую систему.

Сегодня необходимо с самого раннего детства ориентировать православных людей на социальный успех и активную деятельность для достижения этого успеха, а не лицемерно суесловить, что, мол, «Господь всё управит». Девизом каждого православного человека должен стать лозунг: «Православный – значит лучший!»

И это обязательно должно внедряться в жизни каждого православного человека.

Если он врач – он должен быть лучшим врачом в больнице или поликлинике, в которой он работает.

Если он – учитель, он должен быть лучшим, самым уважаемым и самым любимым учителем в учебном заведении, в котором он преподаёт.

И так – везде.

Р.В.: И всё же, мне кажется, что люди, подобные Вам, должны объединиться в некий союз или ассоциацию…

В.П.: Думаю, Вы правы. В нашей стране работают десятки, а может быть и сотни настоящих профессионалов в сфере управления, финансов и маркетинга. Они-то и составляют элиту украинского бизнеса, для которой благотворительность – это не эффектный жест, а духовная потребность вернуть Богу преумноженные таланты.

Их духовные наставники – священники Канонической Украинской Православной Церкви.

Я уверен, что эти люди на своих предприятиях внедряют православные принципы ведения бизнеса в свою повседневную деловую практику. Ну, а что касается объединения этих людей в некую организацию… тут надо хорошо подготовиться и понимать, что такая организация не должна преследовать никаких других целей, кроме помощи нашему Отечеству и народу в деле духовно-нравственного обновления.

Р.В.: Что ж, Валерий Валентинович, искренне желаю Вам удачи в реализации Ваших планов, и…. надеюсь, до скорой встречи!

В.П.: Мир Вашему дому и до встречи, Регина!

Ссылка на источник

 
Слово Патриарха. Неделя 5-я по Пятидесятнице
25 лекция. Искупление
Православные просветительские курсы
Протоиерей Вадим Леонов
Молитва о России
Православный календарь
ФОНД МИНИНА
Кто на сайте
Сейчас 958 гостей и 7 пользователей онлайн

Страны

58%United States United States
18.6%Russian Federation Russian Federation
13.7%Ukraine Ukraine
2.5%Netherlands Netherlands
1.1%Kuwait Kuwait
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval