gototopgototop
События
Патриарший Успенский собор Московского Кремля
Авторизация



Строительство Храма
История строительства Храма
Храм в Яковлевке
Храм Богоприимца Симеона и Пророчицы Анны
БФ "Благо-Вита"
Благотворительный фонд Благо-Вита
Баннер
(На данный момент в разработке)
Икона Блаженной Матушки Матроны Московской
Икона Блаженной Матушки Матроны Московской
Медицинские  беседы св.митр.Серафима (Чичагова)

Медицинские беседы св. митр. Серафима (Чичагова) Том I, Том II

Начни день с милосердия!
Баннер
Сокрушение о грехах занимает объемное место великопостных служб, создавая главные темы и настроения соборной молитвы. Но куда ведет это покаянное настроение?  Что оно дает? Размышляет Владимир Лучанинов.
Что думает Бог о наших грехах?
Владимир Лучанинов. Фото: aquaviva.ru
 
 

Остроумно пошутил Гилберт Честертон, сказав, что отрицающие первородный грех прогрессивные теологи, отрицают ту малую часть христианского учения, которая доказывается самой жизнью. И ни один человек не узнает, насколько он плох, – заметил Клайв Льюис, – пока по-настоящему не постарается стать хорошим.  

Великим Постом христиане искренне желают стать лучше, и в этом своем желании на паутинах страстей обмякшей воли находят целые залежи лукавства. Поэтому, сокрушение о грехах занимает объемное место великопостных служб, создавая главные темы и настроения соборной молитвы.

Но куда ведет меня это покаянное настроение?  Что оно мне дает?

На языке коучей, можно сказать, что дает оно мощный ресурс, психологи назвали бы его заумно, чем-нибудь вроде поворотного модуса к экзистенциальному. Отцы говорили просто – дар. Дар видения своих грехов.

Не самобичевания ради. Это выход на частоты всепрощающей и милующей Божественной любви. Христос сказал, кому много прощено, тот и любить может больше. И точно может. И если я настроился на эти частоты, я чувствую Его любовь, мне хочется жить, любить и молиться.

«Господи, видишь: хочу идти к Тебе, но буксую, падаю. И Ты поднимаешь меня из пыли. Мне трудно уважать людей, если только замечу их злобу и мелочность, лживость и трусость. А Ты, Господи, сколько же этого видишь Ты во мне, но продолжаешь меня любить. И я так благодарен Тебе за эту любовь! Мне кажется часто, что я безнадежен. Но Ты, Господи, веришь в меня, и только эта вера дарит мне надежду!»

Ресурс, модус, настройка и тем более дар – не просто состояние, это обретение, которое человек усваивает, двигаясь в верном направлении.  

И больно, если настроение, призванное вдохновлять, напротив, плющит к земле лицом, да так, что через грунт видны глубины ада. Ведь в Церковь приходят разные люди, иногда в тяжелых состояниях и переживаниях, мучимые страхами, тревожные, мнительные, зависимые, с искаженным чувством вины. Кому-то не обязательно пытаться стать хорошим ради понимания своей поврежденности. Он и так всю жизнь в себе несет скрытую установку: «Я плохой, меня невозможно любить, чтобы меня полюбили, я должен вести себя идеально и получать пятерки». И грех – этот единственный доказуемый факт христианского учения, становится для такого человека фактом навязчивым. Ведь грехи – это совсем  не пятерки, не хорошее поведение. «И как же Бог может любить такого нечистого как я?»

В центре жизни такого человек вместо сочетающего с Отцом Христа может оказаться манипулирующий чувством вины лжестарец или даже обычный священник.

Только в глазах этого человека он не будет обычным, не будет предстоятелем, наставником и «точию свидетелем». Он станет романтизированным героем сакрального пространства, открывающим волю Божью, и тем самым снимающим тревоги и страхи ошибок, жрецом, имеющим власть прощать и разрешать от греховности. «Столь ненавистной мне и  Богу».

И древние отцы, писавшие покаянные молитвы и составлявшие службы, были слишком на нас непохожими. Да, это точно. Они имели куда более здоровую и цельную психику, и душа в душу жили с Христом.

Иоанн Златоуст говорил, что Бог для того нас создал, чтобы сделать участниками вечных благ, чтобы даровать Небесное Царство, а не за тем, чтобы за грехи и ошибки ввергать в адские глубины. Ад не для нас, – говорил он, – ад для дьявола.

И Сам Бог, – писал Исаак Сирин, – не хочет искать причин для наказания, Он всегда и везде ищет любую причину для нашего оправдания. Все наши грехи – это всего лишь малая капля в море Его любви.

Видение своих грехов  святые называли даром. Потому что он открывает не бездну падения, а бездну необъяснимой, бескорыстной, нелогичной и всепокрывающей любви Бога.

И это самый главный и мощный ресурс духовной жизни.

Замечательно сказал отец Роман Матюков: «С некоторых пор для меня слово «верующий» стало обозначать не того, кто верит, что Бог есть, а того, кто всей душой верит, что Он его любит. Любит без предварительных условий и в любой степени падения»   

Плакать не плохо, пока ты плачешь, – сказал как-то лев Аслан девочке Люси, –  но рано или поздно слезы заканчиваются и тогда надо решать, что же делать.

Слезы о грехах смывают пелену с глаз, чтобы человек увидел не мертвую проекцию священных страхов, а Живого Бога. Любящего и прощающего. Вновь увидел и вновь уверовал.

 
Слово Патриарха. Неделя 26-я по Пятидесятнице
25 лекция. Искупление
Православные просветительские курсы
Протоиерей Вадим Леонов
Православный календарь
Кто на сайте
Сейчас 1029 гостей и 4 пользователей онлайн

Страны

54.9%United States United States
19.8%Russian Federation Russian Federation
13.4%Ukraine Ukraine
3%Netherlands Netherlands
2.3%France France
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval